Осень
Январь - Форум
Понедельник, 19.11.2018, 10:10 Приветствую Вас Гость

НАШИ КРАСИВЫЕ ПИТОМЦЫ @ РУССКАЯ ЦВЕТНАЯ БОЛОНКА

Главная | Регистрация | Вход | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » ВСЕВОЗМОЖНЫЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ » "НАРОДНЫЙ КАЛЕНДАРЬ" » Январь (Народные приметы)
Январь
jasperДата: Вторник, 01.01.2013, 01:49 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 3661
Репутация: 0
Статус: Offline
Филипп на Благовещенье Ушел, а на Казанскую Я сына родила. Н. А. Некрасов «Кому на Руси жить хорошо»
Мы отмеряем время по дням, годам, месяцам, но у наших совсем не дальних предков было другое исчисление — по церковным праздникам и постам. С древних времен на Руси о смене времен года узнавали по разным приметам. Простой, неграмотный крестьянин, да и горожанин, плохо разбирались в числах и месяцах — для них события происходили «на Сретенье», «на Благовещенье», «в Петровки», «на Казанскую». Упомянутые события в православном церковном календаре значатся как Сретение Господа Иисуса Христа, Петровский пост и Празднование в честь Казанской иконы Божией Матери. Другими словами, события русской деревенской жизни были связаны с памятными датами церковного календаря, который тесно переплетался с древними, дохристианскими (языческими) поверьями и приметами. Не было дня в году, не отмеченного поминовением какого-либо одного, а чаще нескольких святых — поэтому народ прекрасно обходился без привычных для нас чисел и месяцев. Провинциальное дворянство также плохо разбиралось в официальном календаре. Достаточно процитировать отрывок из романа И. А. Гончарова «Обломов», чтобы представить типичную картину того времени: «Они вели счет времени по праздникам, по временам года, по разным семейным и домашним случаям, не ссылаясь никогда ни на месяцы, ни на числа...»


 
jasperДата: Вторник, 01.01.2013, 01:57 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 3661
Репутация: 0
Статус: Offline
АВСЕНЬ, ВАСИЛЬ-ДЕНЬ – 1 ЯНВАРЯ

C 1-го по 7-е января – Страшные вечера, Велесовы дни. По народному поверью на Василь-вечер ведьмы скрадывают месяц.

Когда-то давным-давно, бог холода, изморози, тумана, скрытности Морок ходил по селениям, насылая крепкие морозы. Поселяне, желая оградить себя от стужи, ставили на окно подарки: блины, кисель, печенье, кутью. Теперь же Морок превратился в этакого доброго старичка Деда Мороза, который сам раздаёт подарки. Таким он стал совсем недавно, в середине XIX века.

Во время празднования Нового года произносят заклинания и загадывают желания на весь будущий год и одновременно с этим производят гадания о будущем.

Число 12 чаще всего встречается именно в новогодней обрядности: 12 «старцев» руководящих ритуалом, 12 снопов, по которым гадают о будущем урожае в начинающемся году, вода из 12 колодцев для подблюдных гаданий; священный огонь «бадняк» горит 12 дней (шесть дней после Рождества и шесть Велесовых дней c 1 января).

Торжественный цикл новогодних обрядов начинается воспоминаниями о прошлом (пение старинных былин), а завершается гаданиями о будущем, хотя знаменитый «крещенский вечерок» (6 января), считается более удобным временем для вопрошания судьбы.

Для январских заклинаний и гаданий, связанных с подблюдными песнями, требуются специальные сосуды для священной воды, в которую опускают золотое кольцо. Идея воды подчеркнута массивной рельефной зигзаговой линией, идущей вокруг всего сосуда под самым венчиком. Аграрно-магический характер этих гаданий достаточно выяснен трудами В. И. Чичерова; одной из главных подблюдных песен являлается «слава хлебу». Вода и золото – обязательные атрибуты новогодних аграрно-магических гаданий, так же как вода и солнце, обеспечивают урожай.

Василий Великий – не только покровитель свиноводства, но и хранитель садов от червя и ото всякой помахи. Потому-то и принято у садоводов, придерживающихся дедовских обычаев, встряхивать утром в этот день плодовые деревья. Встряхивают они яблони-груши, а сами приговаривают: «Как отряхиваю я, раб божий (имярек), бел-пушист снег-иней, так отряхнёт червя-гада всякого по весне и Святой Василий! Слово мое крепко. Аминь».

Утром варится специальная каша. Васильева каша варится спозаранок, ещё до белой зорьки. Крупу берёт большуха-баба из амбара заполночь; большак-хозяин приносит в это же время воды из колодца. И ту, и другую ставят на стол, а сами все отходят поодаль. Растопится печь, приспеет пора затирать кашу, семья садится вокруг стола, стоит только одна большуха (старшая в доме), – стоит, размешивает кашу, а сама причетом причитает: «Сеяли, растили гречу во все лето, уродилась наша греча и крупна, и румяна; звали-позывали нашу гречу во Царь-град побывать, на княжий пир пировать; поехала наша греча во Царь-град побывать со князьями, со боярами, с честным овсом, золотым ячменем; ждали гречу, дожидали у каменных врат; встречали гречу князья и бояре, сажали гречу за дубовый стол пир пировать; приехала наша греча к нам гостевать»... Вслед за этим причетом хозяйка берет горшок с кашей, все встают из-за стола: каша водворяется в печи. В ожидании гостьи-каши коротают время за играми, за песнями да за прибаутками всякими. Но вот она и поспела. Вынимает её большуха из печки, а сама опять – с красным словцом своим: «Милости просим к нам во двор со своим добром!». Все принимаются оглядывать горшок: полон ли. Ходит по людям поверье, гласящее, что, «если полезет вон из гнезда Васильева каша – жди беды всему дому!». Не хорошо также, коли треснет горшок: не обойтись тогда хозяйству без немалых порух! Снимут пенку, и – опять новое предвещание: красно каша упреет – полная чаша всякого счастья-талана, белая – всяко лихо нежданное. Если счастливые приметы – съедают кашу дочиста, худые – вместе с горшком в прорубь бросают.

В Белоруссии есть обычай: кто из домочадцев в первый день года опередит остальных, принесёт студёной воды и умоется – будет в течение года здоров и бодр.

Утром проводится обряд «посевания», чтобы в наступившем году был добрый урожай и достаток. В засевании «Василь-зерна» принимают наибольшее участие ребята малые. Жито, преимущественно яровое, или овёс разбрасывается ими по полу избы. Ребята разбрасывают зерна, а большуха – знай подбирает да приговаривает: «Уроди, Боже, всякого жита по закрому, да по великому, а и стало бы жита на весь мир крещёный!» Чем скорее подберёт баба, тем будущий урожай спорее! Эти зёрна бережно хранятся до посева яровины и подмешиваются в семена. В малорусском краю детвора на Василь-день перед обеднями бегает по селу, ходит по подоконью, рукавами трясёт, зерном сорит. При этом иногда распевается и присвоенная обычаю, сложившаяся в стародавние годы песенка:
«Ходит Илья на Василья,
Носит тугу житяную.
Де замахне – жито росте,
Житу пшеницю всяку пашницю,
У поле ядро, а в доме добро!».

В Рязанской и Костромской губерниях было повсеместно в обычае ходить на Васильев свят-вечер по домам. Девушки красные да парни молодые обхаживали в это время окна, выпрашивая пирогов со свининою. Все выпрошенное собиралось в лукошко и съедалось на весёлой беседе всеми собиравшимися, под песни подблюдные да игры утешные.

Вполне возможно, что моления Велесу не ограничивались только заключительным днём зимних святок (31 декабря), а начинались с нового года и продолжались все шесть дней января. В пользу этого говорят болгарские новогодние обряды, в которых участвовали 12 «старцев», одетых в звериные и скотские маски и обвешанные по поясу коровьими бубенцами-боталами. Эти старцы – сурвакары (иногда их именовали «медведями») – сходились в ночь под новый год из разных деревень в село и начинали свое длительное и многообразное действо, состоящее из заклинательных обрядов и сражения двух партий ряженых. Среди масок есть маски медведя и быка. Второго января болгары проводили особый «воловий праздник», когда прежние сурвакары и колядники очищали стойла и хлевы. Последним днем святок у болгар было 7 января (по ст. стилю), когда вожак колядников угощал свою дружину, являвшуюся в масках; обязательной была маска медведя. По всей вероятности, святки делились на две половины: первая (включая новогоднюю ночь) была посвящена будущему урожаю и гаданию о замужестве, а вторая (начиная с новогодней ночи) была связана со скотом и зверьем и представляла собой «велесовы дни». Велес мог выступать и в виде медведя, «лесного царя», и в виде быка-тура, представителя рогатого богатства. Именно на эти зимние праздники повсеместно пекли обрядовое печенье, изображающее скот: «коровки», «козульки», «баранки», «рожки»; преобладают названия, связанные с коровами. Болгарские сурвакары в шкурах, живописных звериных масках, со скотьими колокольчиками у пояса и с ярко-красными жезлами в руках весьма ощутимо воскрешают облик древних жрецов Велеса.


ДЕНЬ КУРА И КУРКИ, СЕЛИВЕРСТОВ ДЕНЬ – 2 ЯНВАРЯ

На Сильвестра – куриный праздник Чистят курятники, ладят насесты, окуривают стены смолою с девясилом или коровьим навозом с углями. В ряде мест заботились о том, чтобы в курятнике висел «куриный бог», чтобы кикиморы не давили кур. На зоре этого дня предусмотрительные старушки омывают наговорною водою притолки у дверей, дабы заградить вход в избу незваным гостьям – болезням-лихорадкам.

В чернозёмных областях «куриным богом» считался чёрный камень, просверленный посредине, величиною с гусиное яйцо, который в таком виде отыскивается где-либо в земле. Куриный бог вешается за нитку на стене в курятнике с тою целью, чтобы больше плодились и сохранялись у хозяина куры. Во Владимирской губернии наряду с продырявленным камнем (отверстие должно быть естественным, а не сделанным рукой человека) в роли куриного бога мог выступать обыкновенный истоптанный лапоть. Его обычно «перебрасывают через нашест, на коем сидят куры», для устранения «неприязненных отношений к курам домового».

Куром был назван в старину деревенский певун, куркой-курица. Петух поёт 3 раза. Первый раз – в полночь, всему миру о крестной силе возглашает. Колдунам да ведьмам о Страшном суде напоминает. Во второй раз перед зарёй поёт: «Крестная сила – по домам идет! Всякому отродью злому, завистникам, чёрным чародеям от святого воинства архангела Михаила не уйти!» В третий раз – на заре о крестной силе возглашает, и бесовским козням приходит конец. Под пни, под колоды, в щели чердачные пытается нечисть уйти, да сам Господь у неё на пути.

О петухе в народе так сложено: «Два раза родился, ни разу не крестился, а черт его боится!», «Два раза родился, ни разу не крестился, а первый пророк!», «Петух-воин. Он стоит на страже белого света.»

Когда в чьем-то дому в печи не пеклось, а подгорало, а сколь дрова ни жги, тепла не прибывало, то звали бережницу. Приходила та ни свет ни заря обряжаться. раскладывала в бабьем куту все предметы хозяйского обихода из куриных перьев и крыльев. А потом печь обряжала. Чего же так опасались в деревнях? Да говорили старики, в это время за околицей у белого бора, у дорог на семи ветрах, стоит лихоманка – нечистая сила. О трех клювах она, желта с лица, рукаста, зоб набит, а глаза голодны, куролапая она. Пройдет по следу человека – тот след перевалится. Порченой немочью, куриной слепотой, болезнью зовут её. Где она пройдет, там 3 года куры нестись не будут. Насылает она куриную слепоту, ощипывая перо с кур.

Но сперва искала лихоманка двор, где был петух о семи годах, чёрный. Как в народе примечено, к семи годам даже самый что ни на есть огненный петух пером чернеет. Этому то петуху кланялась лихоманка низехонько, насест его слюной обмывала. Есть поверье, что семигодовалый петух черный в этот день откладывает в навозе яйцо. А 4 июня из этого яйца родится царь змей Василиск. И тогда в деревне усыхает земля, гуляет огонь от избы к избе, начинает сохнуть всё молодое.

Забота наших дедов – вспомнить к этому дню о том, сколько же лет петуху? Но о том обязательно ведала и деревенская бабка. Приходила она к избе, в подклети которой был петух шести годов, и сыпала у крыльца горсть зерна. Это значило, что пора петуху голову рубить, а ее потрохами и крылышками дарить.

Крестьяне следовали такому обычаю. Бабка бережница трясла около курятников мох болотный, который назывался в народе шёлком лягушачьим. А хозяйка валяла из золы с мукой на воде лепёшки да выносила поскорее к курятнику. Верили, бросится лихоманка мох подбирать (из него она себе телогрею делает) и увидит лепеху, примет за хлебнную, заглотнет. Тогда зола будет жечь её изнутри, изводить.

Мороз или Зима выгоняет в этот день лихорадок, вместе с нечистою силою, из ада, и лихорадки ищут себе пристанища по тёплым избам и нападают на «виноватых». Лихорадок – девять или двенадцать крылатых сестёр; они обитают в мрачных подземельях ада и представляются злыми и безобразными девами: чахлыми, заморенными, чувствующими всегдашний голод, иногда даже слепыми и безрукими. Одна из них – старшая повелевает своими сёстрами и посылает их на землю мучить людской род: «тело жечь и знобить, белы кости крушить». Бредут они от села к селу, – в избу на даровое тепло просятся, нищими-убогими прикидываются: двенадцать сестёр – лихорадка, лихоманка, трясуха (трясавица), гнетуха (огневица), кумоха, китюха, желтуха, бледнуха, ломовая, маяльница, знобуха, трепуха, и все двенадцать – «сёстры Иродовы». Заберётся лихоманка в избу, «найдёт виноватого» и – давай издеваться над ним: насмерть затрясет-зазнобит. Бывает, что стоит такое лихо за дверью (и тощее оно, – по словам бабушек-старушек, досужих поведушек, – и слепое, и безрукое), – стоит, поджидает: кто-то выйдет повиноватее. Только и оберечься можно от таких гостеек незванных-непрошенных, что «четверговой солью», либо золой из семи печей да «земляным углем из-под чернобыльника». Есть все эти снадобья зазнамые у ворожеек-бабок, умеют они «смывать» ими лихоманок с дверной притолоки. Зовут радельные-заботливые о семье хозяйки сведущих старушек о Селиверстове дне с поклонами да с посулами: только избавь-де от напасти! Стараются ведуньи, и все-то с молитвою ко святому гонителю сестёр Иродовых.

Сахаров И.П. приводит текст заговора от лихорадок. «На горах Афонских стоит дуб мокрецкий, под тем дубом сидят тридесять старцев со старцем Пафнутием. Идут к ним двенадесять девиц простоволосых, простопоясых. И рече старец Пафнутий с тремянадесять старцами: кто сии к нам идоша? И рече (рекут) ему двенадесять девицы: есмь мы царя Ирода дщери, идем на весь мир кости знобить, тело мучить. И рече старец Пафнутий своим старцам: сломите по три прута, тем станем их бити по три зори утренних, по три зори вечерних. Взмолишась двенадесять дев к тринадесять старцам со старцем Пафнутием, и не почто же бысть их мольба! И начаша их старцы бити, глаголя: ой вы еси двенадесять девицы! будьте вы тресуницы, водяницы – расслабленные и живите на воде-студенице, в мир не ходите, кости не знобите, тела не мучьте... Заговариваю я раба (такого-то) от иссушения лихорадки. Будьте вы прокляты двенадесять девиц в тартарары, отыдите от раба (имярек) в леса темные, на древа сухие».

 
jasperДата: Воскресенье, 06.01.2013, 15:11 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 3661
Репутация: 0
Статус: Offline
ДОИЛЬНИЦА, ПРОРОК МАЛАХИЯ – 3 ЯНВАРЯ

В этот день лечили (отчитывали) припадочных, скаженных. Этнографы, видевшие каженников, говорят, что это люди, одержимые меланхолией. Считалось, что если на Малахию можно из человека выгнать нечистую силу, то с особой силой она нападает на скотину. Крестьяне предпочитают звать к себе для этого дела знахарей. В южных областях говорили: «На пророка Малахию голодные ведьмы задаивают коров до смерти».

Про чёрта говорили: «Коли он коснётся ладонью стены дома или забора, то печать оставит. Зияет та печать издали дырой сквозной, на диво – через ту дыру можно увидеть силу неведомую, как там она меж собой живёт. Чёрт и ведьма являлись человеку в рубахах длинных. Ни людям, ни друг другу они наготы своей не казали. Стеснялись они. И меж ними – любовь была» – так седые деды сказывали.

Чёрт и ведьма спешили до завтрашнего дня обручиться. «Ведьма, она устала от зимнего холода. Тихо входит она в дом, где молодые засиживаются, и глядит огромными глазищами – ищет чёрта.» Ведьма знала, что завтра народ деревенский соберётся, чтобы выгнать чёрта из деревни. И вот, чтобы спасти милого от грозящих ему страшных ран, ведьма пробиралась в хлев, принимала облик хозяйки дома, брала её подойник и начинала доить корову. Молоком коровьим она после станет отпаивать ненаглядного пылкими ночами где-то в лесной сторожке или в чьей-то заброшенной баньке. Выцеживала она молоко из вымени до последней капли, и кровь уже капала из сосков, и корова истошно мычала, пока не погибала.

Поэтому большуха к корове не один раз на дню поглядедывает, не худо ли животинушке. Обращается хозяйка к домовому: «Дедушко-доможирушко, пой мою скотинушку. Пой да корми, да гладко води». Когда садится доить, приговаривает: «Бежи молочко, по жилочкам, да и в вымячко, из вымячка да в титечки, из титечек да в подойничек, из подойничка да по крыночкам, на толсту сметанушку. Да тридевять аминь». А то бывает, зайдет большуха в хлев, а там баба чужая сидит, на неё похожая и доит корову, а то ещё и умолять станет «Пожалей, дай уйти».

До Афанасия-ломоноса (18 января) ведьму высмотреть надо было. Бывало так, злые ветра слух приносили, что среди баб деревенских ведьма живёт. А неладное сразу кажется. Вот и глядели ту, которая следа за собой не оставляет, подолом будто заметает. Или вдруг коромысло ухватит да захохочет ни с того ни с сего. Гнали её потом из деревни в леса, в болотные урочища.

Так что в этот день бабы в деревне оберечь своих коров старались. Издавна идёт: когда корову доишь, лишний глаз гони. Лишний глаз мог быть нечист. От сглаза и порчи заговаривали коровушку. Варили в этот день кашу на молоке, овсяную или из мучицы, давали каше остыть да прямо в горшке в хлев несли. Потчевали коровушку: на блюдо клали хлебный каравай, клеверным сенцом обсыпали, коровушке подавали: «Поешь, родимая! Обыдень выстой!» Бока скотины соломой обтирали и под ноги старались кормилице побольше соломки подстелить.

Не стоит думать, что каша из муки или хлеба – не вкусна. Вот какие мучные да хлебные каши готовил русский народ.
Каша хлебная
10 ломтиков чёрствого ржаного (пшеничного) хлеба, 50 г мёда (сахара), 100 г творога, 1 л молока, 100 г ржаной (пшеничной) муки, 2 яйца, 500 г слив. Хлеб замочить в молоке. Из слив выбрать косточки и слегка смазать мёдом (посыпать сахаром). В смазанную жиром огнеупорную форму уложить слоями хлеб и сливы, и залить смесью, приготовленной из яиц, мёда (сахара), творога, муки и молока. Запечь в печи (духовке) в течение 40 минут при температуре 200°С.
Каша Ивана Калиты
50 г ржаного хлеба, 20 г изюма или сухофруктов, 35 г сахара, 0,2 г корицы, 20 г клюквы, 30 г свежих яблок, 30 г сливок (жирность 35%), 5 г сахарной пудры. Ржаные сухари поджарить и залить кипятком, настоять, процедить. Оставшиеся замоченные сухари протереть через сито, добавить сахар, корицу, яблоки, нарезанные ломтиками, прокипятить в течение 15 минут, после чего ввести клюквенный сок и охладить. Подать в холодном виде со взбитыми сливками.

ИЗГНАНИЕ НЕЧИСТОГО, ФЕКЛИСТ – 4 ЯНВАРЯ

Считалось, что в этот день нечистая сила возвращается в свои владенья, стараясь напоследок натворить как можно больше бед. «Выходи, сила нечистая!» – от двора ко двору кричали гуляющие по деревне парни да мужики. Гнали нечистого, гнали того, который не только на своем болоте страх на всё живое наводил, но и среди людей добро со злом мешал, в сердце человека сомнение вселял.

Человек – за порог, а чёрт – поперёк. То собакой шелудивой, то чёрным комом, наподобие ворона, к дому прибившимся, то в чёрного пса чёрт обернётся. А человек только за порог ступит – стонет птица на крыльце. Не птичьим стоном: вой в нём волчий, стук полночный, плач ребёнка, холодом спеленутого, сердце тот стон разрывает, тоской изводит. Значит, приспело время гнать чёрта из деревни.

А был он обликом что ни на есть деревенский молодец – в собольей шапке, богатом тулупе. Может, из соседней деревни? Только о ту пору с лица задумчивый и будто сам не в себе был. Тоска снедала нечистого. Томим он был любовью.

Парни и мужики хитростью брали: ввечеру на изнанку тулупы надевали. С собой прихватывали кочерги да ожиги, за лыковые пояса сковороды затыкали. Огненоши, те мужики, что с ветошью зажжённой по дворам ходили, кричали: «Выходи, сила нечистая!» И выходил он в тулупе, что на изнанку не вывернут. Он ведь старался быть всем похож на человека. Тут-то и узнавали его, и кадалась на него с ожигами, с поленьями, с кочергами толпа людская. Часто чёрт успевал обернуться в тварь неведомую.

На том месте, где чёрта били, зажигали парни кострище и начиналось гулянье. Чтобы оберечь своё здоровье, парни и девушки прыгали через крещенский огонь. А тем временем прибывало дня на куриный скок.

В этот день славили чертополох. Считается, что он и врачует болезни, и утоляет девичьи зазнобы, и отгоняет бесов, и сохраняет в целости домашний скот. Его везде берегут. Чертополох, принесенный на Русь с киевских полей, обладает великой силой. Его приносили женщины-переходницы. «Если кто хочет быть цел в дороге, тот запасайся для этого вощанками, в которых сварен был чертополох». В великорусских губерниях промышляли вощанками старушки-переходницы, исходившие все пути и дорожки от Москвы-реки до Иордана. Для совершения обряда чертополох предварительно кладется на семь дней и ночей под подушку. Его не должен никто ни видеть, ни трогать. На восьмую ночь, последнюю на Святках, приносили чертополох к старушке-переходнице. Она варила его с особенными обрядами, с воском и ладаном. Вываренную вощанку зашивают в ладанку и носят её на шее, у креста – для ограждения от всякой «притки-порчи». Широколистый, красноцветный чертополох обладает великою силою. Чтобы избавиться от преследующего чёрта, советуют бросать в него цепкими шишками этого растения. По народным рассказам, чертополох (перунов цвет) прогоняет чертей, оберегает домашний скот, врачует болезни и унимает девичью зазнобу.

ВОДЯНАЯ КОЛЯДА, КРЕЩЕНСКИЙ СОЧЕЛЬНИК – 5 ЯНВАРЯ

Последний день Коляд. Ходят ряженые вокруг деревни, горящие головни носят. Медвежьей лапой во всякое окошко стучат.

Чтобы увидеть Крещение Господне ставили чашу с водой и смотрели, колыхнется ли вода в полночь. Если в полночь вода колыхнулась, то бежали смотреть «разверстые небеса». При этом говорили: «Увидишь сполохи – проси хоть царствия небесного. Всё исполнится».

Последние святочные гадания. В полночь ходят на реку за водой, которой приписывают целебные свойства и которую тщательно оберегают. Во чисто поле снег копать ходили хоть ветхие деды, хоть женки-молодицы. Умываются снеговой водою поутру в день Крещения красные девушки, – чтобы без белила белыми быть, без румяна – румяными. Снег этого сочельника целебный: подмешивай в корм – не зябок скот станет; сыпли курам – будут яйценоски. Снеговая же баня красоты прибавляет, хворь из тела гонит. Хорош он и для беления холстов. Этим снегом исцеляют недуги – онемение в ногах, головокружения, судороги. Крещенской водой окропляют ульи во время собирания роев. Собранный за околицею, в поле – сыплют в колодец. Это делается для того, чтобы вода была в колодце всегда в изобилии и никогда не загнивала бы.

Выставляют на ночь разный хлеб в чашках и утром осматривают, на который из них пал иней: тому и родиться.

После окончания голодной кутьи сено, что лежало в течение двух калядных недель, убиралось со стола и относилось коровам, чтобы улучшить и ускорить их молоко, а заодно уберечь от проказ ведьмы.

Святки, понятно, к концу, и с ними страшные вечера, когда нечисть кудесит. Для изгнания бесовского наваждения на Крещенский сочельник чертили углём или белым меловым камушком кресты: на дверных косяках, на притолоке, на дверях хлевов, амбаров, мельниц.

Тульское поверье
Лютует под Крещенье – больше всей другой нечисти пододонной – Огненный Змей. Известно всем и каждому на Руси, что такое за диво Огненный Змей. Все знают, зачем он и куда летает. Огненный Змей – не свой брат; у него нет пощады: верная смерть от одного удара. Да и чего ждать от нечистой силы! Казалось бы, что ему незачем летать к красным девицам; но поселяне знают, за чем он летает, и говорят, что если Огненный Змей полюбит девицу, то её зазноба неисцелима вовек. Такой зазнобы ни отчитать, ни заговорить, ни отпоить никто не берётся. Всякий видит, как Огненный Змей летает по воздуху и горит огнём неугасимым, а не всякой знает, что он, как скоро спустится в трубу, то очутится в избе молодцом несказанной красоты. Не любя, полюбишь, не хваля, похвалишь, – говорят старушки, когда завидит девица такого молодца. Умеет оморочить он, злодей, душу красной девицы приветами; усладит он, губитель, речью лебединою молоду молодицу; заиграет он, безжалостный, ретивым сердцем девичьим; затомит он, ненасытный, ненаглядную в горючих объятиях, растопит он, варвар, уста алые на меду, на сахаре. От его поцелуев горит красна девица румяной зарей; от его приветов цветёт красна девица красным солнышком. Без Змея красна девица сидит во тоске, во кручине; без него она не глядит на Божий свет; без него она сушит себя.

 
jasperДата: Воскресенье, 06.01.2013, 15:16 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 3661
Репутация: 0
Статус: Offline
ВОДОКРЕЩИ, КРЕЩЕНИЕ – 6 ЯНВАРЯ

Богоявленская вода знаменует одухотворение и преображение стихий. Освящённую воду бережно приносят в дом. Все ею омываются, питаются, очищаются и орошаются. Особая сила богоявленской воды – целительная. Она успокаивает больных и страждущих, очищает дом. С какой радостью собиралась большуха в хлев, чтобы окропить богоявленской водой свою милую скотину! «Крестная сила – хлев осенила!» «В богоявленскую ночь, перед утренней, небо открывается, о чём открытому небу помолишься, то сбудется». Не всем дано видеть это, а только – самым благочестивым людям. Но, если помолится грешник святому небу в это время, то сбудутся и его желания. Есть поверье, что, если поставить под образами чашу с водою да «с верою» посмотреть на неё, – то вода, сама собою, всколыхнется в крещенский полдень: осенит и освятит её крещающийся Сын Божий.

По одной из легенд, упоминаемой родноверами, Крышень пролил из небесной Сварги на Землю волшебную Сурью.
Сурья – мёд, на травах бродивший!
Сурья – также и Солнце Красное!
Сурья – Вед понимание ясное!
Сурья – след Всевышнего Вышня!
Сурья – истина бога Крышня!

Излитая на Землю Сурья в этот день делает все воды целебными, потому верующие купаются в освященных водах.

Главное событие этого дня – водосвятие, для чего в одном из водоёмов делается прорубь – Иордань. После торжественного крестного хода совершается молебствие. После молебна на реке купаются в ней раздетые: больные – излечиться от болезни, а здоровые – очиститься от греха. Верили, что сама прорубь и место вокруг неё обладают чудесной силой.

В некоторых губерниях в XIX веке устраивались смотрины. Наряженные девушки выстраивались около Иордани или на берегу, а парни выглядывали себе невест.

СВАДЕБНИК, ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ – 7 ЯНВАРЯ

Начало малой свадебной поры. От Крещения до Масленицы – время свадеб. К родителям невесты засылают сватов и играют свадьбы.

Вологодская свадьба
Над воротами берёзка, через улицу на избе – ёлочка.
От крыльца к крыльцу толпятся тулупы, шубки-сибирки, цветастые шали, сарафаны. Проезд загораживают сани с козырями, розвальни.

Ребятишки виснут на черёмухах палисада, изгородях, не путаться бы под ногами распорядителей: у степенного бородача через плечо расшитое красными петухами полотенце, у безусых парней на синих кафтанах шелковые банты.
Все в том, что берёзка – символ невесты, ёлочка – жениха.
Не от ветра, не от вихоря
Вереюшки пошатнулися,
Воротечки растворилися,
На двор гости наехали,
Молодец вошел во горницу,
Разудаленький – во светлицу.
Тут девица испугалася,
В белом лице перепалася,
Резвы ноги подогнулися,
Из глаз слезы покатилися.
Во слезах-то слово молвила,
В горе речь окончила: «Вон идет погубитель мой,
Вон идет разоритель мой,
Вон идет расплетай-косу,
Вон идет потеряй-красу!»

Подкатили, подвалили недели – умолены, загаданы, – когда кроха-ель могла пересечь порог и крестьянского дома, на Ваге и Сухоне одинаково часть свадебного чина. Отводилось ей почётное место на девичнике, иногда выносили её перед выездом брачующихся в церковь, иногда, разубранную лентами, с огоньками свечей на пушистой хвое, ставили перед молодыми после венца в застолье – что где было принято.

ОТДАНИЕ СВЯТОК, ЕМЕЛЬЯН ЗИМНИЙ – 8 ЯНВАРЯ

В Белоруссии говорили: «До обеда Коляда» – окончательно прощались со Святками. До обеда не работали, а после обеда уже брались за отложенные занятия. На некоторое время в календарной обрядности наступало затишье.

По многим местам обычай – угощать на Емельяна-Василису кума с кумой: это, по примете, приносит здоровье крестникам. А кум и кума, приходя в званый дом, приносили в подарок брусок мыла и полотенце и, вручая, говорили: «Вот тебе, кума, мыльце да белое белильце для крестника». При первом же купании ребёнка надо использовать это мыло, а обкатывая водой сказать: «Царь морской да царь двинской, да царь пинежский, дай воды на живот, на здравие раба божия (имя рек), на чистоту его, на красоту его»; «С гуся вода, с Иванушки худоба!»

Кого треплет неотвязная застарелая лихорадка, того, по словам народных лечеек, можно вылечить в этот день травой – «лихоманником» (она же соколий-перелет, толстушка, ископыть, козак, семиугодник, уразная, лиходей, Петров-крест, сердечная); в Вятской губернии так и зовут эту траву «Василисой».

В долгие зимние вечера – самое время рассказывать истории да сказки. Вот и говорили: «Мели Емеля, твоя неделя!» Вспоминали сказку про Емелю и щуку и другие.

 
jasperДата: Вторник, 08.01.2013, 21:25 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 3661
Репутация: 0
Статус: Offline
СКРУТА БУДНЯЯ, ФИЛИПП – 9 ЯНВАРЯ

Будни подкатились. Поленница поубыла. Колья осиновые, что для оберега двора были воткнуты в изгороду, вырваны. К реке снеговые сходенки заметены... Пришла пора – забот гора.

В этот день принято было в банях омываться после святочных вечеров. Недаром говорили: «в деревнях печи топятся, в банях девки моются, а в добрых людях силы копятся».
Хозяйки на Филиппа мыли дом, стирали. О хозяйке дома в русском народе говорили: «Дом хозяйкой стоит».
Считалось, что рождённые в этот день обладают даром мирить всех враждующих. Беспокойной птице под стать, метался от дома к дому, старался все навалившиеся на деревенских людей грести загладить, с миром сладить, непримеримых – свести. Вселить веру в грядущее счастье.
По сегодняшней погоде определяли весь январь. А ясное небо сулило хороший урожай.

ЛЕТОУКАЗАТЕЛЬ, ГРИГОРИЙ – 10 ЯНВАРЯ

По этому дню гадали о погоде летом: если идёт снег – лето будет дождливым, если ветер сильный – лето будет ветреным. Иней в этот день предвещает дождь в период с 31 мая по 3 июня. 1 июня также смотрели погоду и сличали с Григорием-летоуказателем.

Василису деревенские «льняницы» отмечали, видно, одной куделей на пресницах, жужжаньем веретен, пряхи вековечные.
Рачительные хлеборобы с Григория чаще задумывались о весне, о пахоте. Из сусеков жито зернышко по зернышку вручную перебиралось: мелкое – в помол, крупное, ядрёное – на семена.

Просили крестьяне Летоуказателя: «Ты приди, потрудись, Григорий! Сократи со стогов зыбки иней, собери со угорьев мокрину! Обметай крепким снегом скирды, оборони от напастей красно летечко».

ХУДОСЕЙ, ФЕДОСЕЙ – 11 ЯНВАРЯ

Морозы-худосеи – на крыше осели. Морозы-худосеи с нечистой силой пируют. Дальний путь в этот день заказан. Оттого что в этот день ох как недобры! Деды предупреждали: «Мороз худ, готовит хлуд. Мужик за порог, а мороз ему поперёк. В этом морозе – пагуба силы неведомой. От печи русской, от порога, от оконниц – отовсюду сила неведомая отогнана, из деревни выпровожена. Так вот, морозы, по земле идущие, она опакостила!»

Федосий-весняк и так, и этак день выправить хочет. Ладит колесо, что кругло да в движении ярко, подобно солнцу. Прокатить по двору солнце, отворить зимние ворота да солнечную колею проложить – вот забота Федосия-весняка. Но больно морозы в этот день люты. Да еще вчера худые снега налетели, зло на деревню навалилось.

Наши предки обожествляли солнце. На полотенцах вышивали солнце, что «идет» по небосводу. Вышивальщицы верили, что, утерев лицо таким полотенцем, близкий человек освободится от болезни, сотрет с себя приставшие худобы.

Над крышей дома высился вытесанный конь. Вернее, туловище коня вырубалось из ствола дерева, а голова - из мощного корня. Конь был верен хозяину, служил службу великую, и образ его - как стража дома, что видит и лес, и поле, и дальние угодья - хранил покой и благополучие в стенах. Из древних месяцесловов докатилась до нас такая поговорка: «Жили в лесу, молились колесу». Этим колесом было солнечное изображение. И внутри дома, и снаружи наши предки-язычники считали важным сохранить образ движущегося солнца.

Говорят, что когда на Федосея появлялся на свет человек, то по стенкам лохани, в которой его бабка повивальная купала, проступали образы звериные. В этот день, когда родится человек, считалось, лесной зверь становится его заступником – в старину все роднилось с окружающим миром. принимая новрожденного, бабка, после мытья, заворачивала его в пелену холщевую, а после в шкуру звериную. В этот день, когда человек рождался, выдры добрый смех, слышалось будто, в избе раздавался. И будто не из ковша, а из лапа звериной выплескивалась вода живая на дитя. Когда оно плакало в своей колыбели, сплетенной из веток ивы, касалась люльки рука русалки, что зелёныи облаком влетает в избу, отомкнув ледяные замки в водном мире. А медвежий дух его греет.

Так сказано старыми людьми рожденному в этот день: «Подпояшись волчьим лыком, одень на себя огненный лисий мех, голову укутай в беличий плат, ноги обуй, что медвежьи лапы, и тьма обойдет тебя. И увидишь ты великую Природу-мать. Как родит она и как растет племя ее. И утешит она тебя, и силами одарит немалыми.»

БАБИЙ КУТ, ТАТЬЯНИН ДЕНЬ – 12 ЯНВАРЯ

Бабий кут, солныш – это бабий угол, место у русской печи, где стояли квашены и квасники, горшки и чугуны, то есть утварь домашняя. Про большуху, что была главной в хозяйстве, стряпала, обряжала скотину, говорилось: «У неё ковши не дремлют, квашня – не пустеет, печь – не угарна.»

О рожденной в этот день наши предки говаривали так: «Татьяна и каравай печёт, и половинки на реке бьёт, и хоровод ведёт!».

В зимние холодные дни согревают половики избу. Особым праздником было в деревне мытье половиков. В обычае было мыть в полдень половики, ведь они уже затоптаны были. И вот, в платках ярких, жарких, не столько, чтобы поработать, сколько себя показать, выходили девушки деревенские на реку половики бить.

Девушке мать всегда подсказывала: «Ты на люди выходишь. С крылечка соступить – и то можно по-всякому. Добро, когда люди скажут, что плывет, как павушка, снежинки подолом не собьёт».

Сколько звонкого веселья было в этот день! Колотили по студеным дорожкам вальками девушки, и стук вальков был слышен в округе. А после парни помогали донести вымытые половики с реки, развесить по заборам тяжёлые дорожки. Деревню, казалось, радуги обвили. Тряпицы в половике так подбирали, чтобы они, в одном полотне сойдясь, красоту и цвет держали. Но ежели какая тряпица выбивалась цветом из тканного соцветия, на то сказывали: «Не вышла девка в рукодельницы, не хватило усердия.»

Был такой обычай на Бабий кут. Коли девушка какая хотела поскорее к парню в дом войти, хозяйкой стать, она должна была незаметно оставить в бабьем куту, в избе у парня, шесточную ометалочку. Шесточная ометалочка связывалась из лоскутьев или из птичьих перьев. Ею обметали от золы шесток, от сажи – вьюшки.

Так вот, начинались в этот день хитрости. Подружки той девушки, что шесточную обметалочку приготовила, вызывали будущую свекровь из дому. Надо было придумать что-то необычное, чтобы большуха вышла, поверила, что и впрямь её соседка кликала или ещё что. Догадливую большуху просто так не обманешь. А коли не по нраву сыновьи догляды были, да и присмотрела большуха невестку на стороне, у сына на то воли не спросив, была на стороже в этот день Бабьего кута она. Но так или иначе, подружки смекали, как обвести большуху. Только та за порог, девушка скорехонько кидалась прятать свою шесточную обметалочку. Да понадежнее. Чтобы шесточная обметалочка к чужой избе привыкла, место девице оберегла, чтобы свекровь встретила будущую невестку приветливо.

На Татьянин день хлебная коврига пеклась большая. Когда её доставала большуха, то она была горяча – как солнце, и пахуча, как сама мать-сыра земля. Давали хлебу чуть остыть и починали-разламывали, но никогда не резали. Каждому в семье должно достаться от хлебного, хранящего дух земной каравая.

 
jasperДата: Понедельник, 14.01.2013, 16:35 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 3661
Репутация: 0
Статус: Offline
ЕРЁМА НА ПЕЧИ, ЕРМИЛ – 13 ЯНВАРЯ

Ерёма на печи, а кошка в печурке. Коли неможется, тянет и крутит и боль в ногах, то погляди – где кошка любит лежать? Ступи на то место. Не сходи подольше.

Кошка, по народному поверью, никогда не ляжет на чахлую землю, на чахлое место в дому. Мурлычет и потягивается она и клубком сворачивается там, где все земные силы сошлись.

Поговорки и приметы
Ерёма на печи, а кошка в печурке. Кошка к морозу в печурку лезет. Кошка катается по половицам – тепло в дом стучится. Кошка клубком – на мороз. Кошка мордочку прячет – на мороз. Кошка скребет ногтями пол – чует метель. Кошка стену дерёт – ненастье у ворот. Кошка брюхом вверх ложится, потягивается – к теплу. Чёрная собака, чёрная кошка и чёрный петух в доме спасают от грозы и от вора. Кто спит с кошкой, у того лягушки в голове заводятся. Если кошка съест вареного гороху, то оглохнет. При переходе в новый дом наперёд пускают ночевать кошку и петуха. Лошадь от кошки сохнет, от собаки добреет (почему и не берут с собой кошек в дорогу). Кошка пустомойка: долго мылась, гостей не замыла. Кто кошек любит, будет жену любить. Кошка да баба в избе, мужик да собака на дворе. У кошки шерсть погана, а рыло чисто; у собаки рыло погано, а шерсть чиста. Собаку можно целовать в морду, а не в шерсть, кошку – наоборот. Кошку девятая смерть донимает (она живуча). Кота убить – семь лет ни в чем удачи не видать. Собака крох подстольных, а кошка пролитого молока ждет. Собака обжора, а кошка сластена. Собака лежит, свернувшись – к холоду, вытянувшись – к теплу.
Лес трещит – мороз будет стоять долго. Лес шумит – к снегу, к оттепели. Сильная тяга в печи – на мороз, слабая – к теплу. Туманный круг около месяца – к метели.

ОБРЯД СКОТИНЫ, НИНА – 14 ЯНВАРЯ

Корову «ладили», о домашней скотинке думали. Выбрасывали из-под коровы навоз. Стлали золотистую солому. Коровушка тяжелее ходила – скоро отёл. И хозяйка ей пойло тёплое готовила и когда кормила – приговаривала: «Ешь, Буренушка, благословясь!».

Наставление для хозяина лошади: «Не потчуй лошадь ездом, а корми тестом, не гладь рукой, посыпай мукой».

ПАВЕЛ ДНЯ ПРИБАВИЛ – 15 ЯНВАРЯ

Рождённому в этот день особенно под стать была рубаха из льна, а цвет голубой берёг его от порчи. Матушка под подушку рождённому на Павла клала льняную кудель, чтобы отвести дурные сны, неспокойствие. И людям от рождённого в этот день радость.
За тридевять земель не ходи!
Попусту снеговины не борозди!
Павел в просинец снеговину торк.
Павел дня приволок.

ПОЛУКОРМ, ПЁТР – 16 ЯНВАРЯ

На день Петра-полукорма выходят осматривать сенники и амбары. В сенниках, осматривая сено и солому, замечают, сколько вышло корму для скотины и сколько его осталось до весны. Этим днем как бы кончается первая половина содержания скота на сухом корму, то есть с этого дня должна остаться ровно половина зимнего корма. Если же поселяне обнаружили излишний остаток житного хлеба в амбарах, то это предвещало плодородие.. Ветер зимой подул с северной стороны – к большому морозу.

Крестьяне в лютую пору порой обмолвливались: «Ближняя соломка – лучше дальнего сенца». Но уж если приходилось стог вывозить с поля, то сама хозяйка обходила открывшийся одонок. Одонок – это основание стога, сделанное из еловых веток. За время стояния к ним добавлялись травяная труха, семена цветов и трав, что было поддержкой для птиц в голодное зимнее время, особым знаком – не покидать родного поля. Сытого семени в одонках оставалось вдосталь.

Как утверждали старики, рожденному на Петра-полукорма выпадает крепко за землю держаться. Ему недосуг застолье править, у него завсегда в душе тревога: корма-то осталось скотине – многи ли? Осматривал он сенники и амбары, вел счет не вывезенным на поля стогам. Замечал, сколько вышло сена, а сколько его осталось до весны.

ПЕРЕЗИМНИК, АНТОН – 17 ЯНВАРЯ

Совершали обряд, помогающий обхитрить нечистую силу. Тот, кто первым выходил по утру на улицу, шёл от крыльца пятами вперёд, как бы обозначая следами, что в дом сам хозяин пришёл. На снегу проводили поперёк снежной тропки, на которой оставался след, у его носка чем-то острым – черту отсекали всевозможному злу путь к дому. При этом приговаривали: «Ни на новце, ни на утренней заре, ни в обыден, не заступай здоровьица рабы Божией (имя рек)».

Родившийся в этот день слыл характером неспокойным, человеком тянущимся к красоте, к работе. Не мог он сидеть сложа руки, дело поспешал не упустить. Всякие напасти избыть. В доме ежели дела он не находил, то во дворе-то непременно углядит, что неладно лежит. Порой кажется, что крутится он впустую. Ан нет! Неуступчивый он, тишине не верит. Мол, там, где тихо, там приживается и лихо. Потому-то и пекли для него обрядовые толокняные колобки. Сластили тесто. Приговаривали. подавая колобки: «Жить гладко, пить-есть сладко!».

 
jasperДата: Четверг, 17.01.2013, 22:27 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 3661
Репутация: 0
Статус: Offline
ЛОМОНОС, АФАНАСИЙ – 18 ЯНВАРЯ

На Афанасия-ломоноса знахари ведьм со Святой Руси гонят, – гласит народное сказанье. Недаром говорят, что «умеючи, и ведьму бьют!» Житья нет там, куда повадится летать ведьма, – вот и приходится кланяться знающему человеку, просить помочь в горе, вызволить из беды. Всего охотнее берутся за это дело знахари в афанасьевские морозы: во время них, по преданию, «летают ведьмы на шабаш и там теряют память от излишнего веселия».

Приглашенный на изгнание ведьмы знахарь ночью приходит к зовущему, – сведомы об его приходе только большак-хозяин с хозяйкою: без соблюдения этого условия ничего не выйдет, по уверению знахарей. В полночь приступает вещий гость к выполнению обряда: начинает заговаривать трубы, так как ведьмы влетают в жилье только этой дорогою. Под «князек» забивает он клинья, рассыпает по «загнетке» заранее собранную из семи печей золу и после этого отправляется к деревенской околице. Здесь он тоже сыплет золу, приговаривая невнятные слова никем не записанного заговора. Рассказывают, что ведьма, желая нанести кому-нибудь вред, влетает в трубу; но как только будет труба заговорена, то весь дом и двор уже свободны от ее проказ. Знакомые с преданиями суеверной старины люди знают в точности и путь, избираемый ведьмами в их полётах на шабаш и с шабаша. Прежде всего летят они на полдень – к Лысой горе, а оттуда тянет их на закат. Западную изгородь сельскую и заговаривают знахари, призванные изгонять ведьм. Подлетит ведьма, только вылетевшая из заговоренной трубы, – сунется к изгороди, и тут ей свободного ходу нет: или бросится лихая за тридевять земель от села, или разобьёт себе голову, если только ступит голой ногою на рассыпанную золу семи-печную. Одаривают знахаря всяким добром за его мудреную работу.

Ведьма порой бабье обличье принимала. Заместо бабы по деревне гуляла. Гнали из деревни ведьму мужики. Кнуты брали, ожиги, оглобли. Обойдут сперва свою избу и подворье. Лупят у погребов, у хлевов кнутами, колотят поленьями по стенам амбара. После, когда вместе сходятся, с ожигами кругом деревню обойдут.

Нынче этот обряд перешел в обычные деревенские потехи. Парни и мужики колотятся в двери изб, заглядывают в баньки, где не прочь посидеть, отвести душу. А прежде говорили, что коли какая кошка или собака под руку попадалась – загоняли, забивали. Помнили, ведьму надо от себя, наотмаш бить. Тогда она рассыпается, мол.

Белорусы Смоленщины называли Афанасия (Панаса) «гусиным праздником». Метелица в этот день, напоминающая летящий белый пух, указывала на то, что выведется много гусят.

В берлогах прибавление семейства. Новорожденные медвежата, право, с меховую варежку, крохи беспомощные.

МАКАР ВАЛЕНКОМ РАЗДУВАЕТ САМОВАР – 19 ЯНВАРЯ

Плутов, выжиг, которые на словах выставляли себя крестьянскому миру благодетелями, деревня едко честила: «Гляди – макарку подпускает!» Макаром в старину прозывали мужичка, что слыл пройдохой и плутом. Мол, он душой не худ, а просто плут. От Макара не отвязаться, правды не добиться. Но вот чаёк с ним попить – одно удовольствие!

На Макара было принято ходить друг к другу в гости. В этот день полагалось самовар поставить пораньше. Да раздуть то уголья валенком, который рождённый в этот день носил. Мол, с угольев дым передастся следам-подошвам, и тогда никакая немочь, боль-тягота к ногам не пристанет. Раздул старым валенком огонь в самоваре – и ноги обул.

На Макарьев день раным-рано чай попивали. А добрый чаёк – животу на подмогу. Хвори – не горе, коли на столе чаёк, настоянный на земляничном да на смородиновом листе, на колгановом корешке да в прикуску с медовым пряником.

Вот травы, которые держат здоровье: ромашка особо почитается как дающая теплоту и покой желудку; вероника головные боли отводит; земляники листья силы дают; липовый цвет вселяет в души радение о близких. Зверобой при всяких недомоганиях малой толикой пьют, эта трава от 99 болезней. Душица, примечено, ум яснит. Золототысячник тягу к жизни укрепляет.*

Можно предположить, что это один из дней Велеса, т.к. именно в этот день в Вельской округе крестьянам явилась икона Власия.

Явление иконы Власия 19 января
И. Снегирёв писал в XIX веке: «Доныне в Вельской округе в Ракульском приходе среди лесов стоит древняя церьковь во имя св. Власия, чья икона явилась 19 января, как гласит местное предание. В этот день из всей Вельской округи крестьяне съезжаются и сходятся молиться своему заступнику. Тогда приходский священник совершает там обедню, потом служит общий, а наконец – частные молебны для молельщиков. Туда приносят коровье масло, которое с поклоном кладут перед образом св. Власия. В праздник собирается от 30 до 40 пудов масла, часть которого даётся священнику с причетом, а остальное в пользу церкви. В других приходах Шенкурского и Вельского округов таким же образом празднуют святому покровителю скотоводства в субботу перед Пятидесятницею (Троицей). Как в праздник св. мучеников Флора и Лавра приводят лошадей к церкви для окропления их св. водой, так и к церкви св. Власия приводят коров, особливо во время падежа, и поют обетные молебны.»

ЕФИМ – 20 ЯНВАРЯ

Масленница-блиноедка не за горами. На Ефима – с печи слезай, о Масленой гадай. На Ефима – тут уж девкам неймётся, узнать торопятся: «Какова сударыня Маслена будет?» А старики подначивали: «Налетели с утра метели – быть Маслене метельной».

У девок на Масленицу надежда была. Как себя показать, косу, убранную косниками в жемчужинках, ниже пояса выпустить, как по полушубку платок узорный распустить? На Ефима торопились они по воду к реке или к колодцу. Толкотню затевали. Парней подзадоривают: «Никак пошёл, что Ефим по метель? Да и заблудился! Аль к коромыслу чьему присох? Ах-ох.»

Рождённый на Ефима слыл неспокойным. В избе, бывало, места себе не находил. Будто заботой одержимый, сходил он с крыльца, поспешал к мельнице, а после к лесной чаще. И ходил так кругами возле деревни. Охваченный мечтами, душевным смятением – он ждал чудесных жизненных перемен.

УТЕШИТЕЛЬ, МАКСИМ – 21 ЯНВАРЯ

Долгожданны солнечные деньки. В семьях думали в этот день о супружеском счастье. Если в жизни что-то не ладилось, муж и жена выходили с крыльца, взявшись за руки, подходили к яблоне и отряхивали снег-иней неразведенными руками, говоря при этом: «Что Бог соединил, то человеку разъединить не под силу». Ведь как сказано-то: «Что Бог соединил, то человеку разлучать не позволено».

Почитали в этот день сердобольных людей. Максим считался утешителем в обидах и помощником в бедах, поэтому в его день вспоминали добрым словом людей, когда-то пришедших на помощь. Ему молились о заступничестве вдовиц и сирот. Максим – утешает. Максим – поучает: чтобы одна беда угасла, а другая не загорелась, Духу Утешителю помолись, на Духа Утешителя обопрись. Утешение для русского человека – это сердоболие о попавшем в сети несчастий. Это сердечное участие в чьем-то горе, в печали. Старание словом успокоить, делом умягчить страдающую душу.

Согласно народным представлениям о жизни, добро было творить намного выгоднее, чем зло. «Лихо помнится, а добро вовек не забудется», – говорили наши предки, рассчитывая на то, что за добрые поступки им непременно воздастся Богом, а грешник рано или поздно будет наказан.

 
jasperДата: Понедельник, 21.01.2013, 19:21 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 3661
Репутация: 0
Статус: Offline
ПОЛУЗИМНИК – 22 ЯНВАРЯ

Тимофей Полузимник. Сшибает рог зиме. Считали, что на этот день приходится половина зимы: «Вот и пришли полузимники». Полузимник подрядился зиму обратно везти в свое северное царство.

Главные работы в хозяйстве еще пока домашние: воды наносить, дров запасти, распилить, асколоть их, да сложить в поленницу. Пора не дремать – скоро сохи ладить, телеги поправлять.

Родившийся в этот день слыл человеком суровым. Как и сам Полузимник, он надёжный кучер, пособник холодам да зимним угрозам. Он – верный страж метелей. Не подпустит к зимним хоромам оттепелей.

Ездили, несмотря на мороз, к дальним урочищам за сеном. Последние стога вывозили. Скотине в этот день часто давали овершие – слежавшиеся на верху стога сено. Крестьяне приметили, что оно, обсыпанное снегом, больно уж солощо.

В этот день пасечники осматривают пчёл в омшаниках. Прислушиваются: жужжат пчёлы еле слышно – переносят зиму легко; беспокойное гудение говорит о неблагополучии пчелиной семьи.

ПОЛУЗИМНИК, АГАФОННИК – 23 ЯНВАРЯ

На Агафия забота: «Надобно еще раз закрома оглядеть. Запасы хлебные пить-есть не просят. Но коли за ними не доглядишь оком, то заплатишь боком». Радивый хозяин счёт вёл хлебным запасам. Говаривал: «Счёт да мера, то и вера».

Амбары же в этот день приводили в порядок: пустые закрома выметали да вычищали, а двери и стены латали да поправляли, коли нужда в том была.

Рождённый в этот день в амбаре спины не разгибает, здоровому зерну счёт ведёт. А мыслями и душой он в далёких весенних просторах, видит ещё не распаханные поля, тщится представить себе страдную пору. Вера его соогревает, надежда его в жизни подымает.

А в народе говорят: «Костромские святые по русской земле за ангелами идут. Надобно путников поддержать, хлеб-соль им через странников подать. Тогда и закрома души может наполнить благодать.»

ВЕСНОУКАЗНИК, АКСИНЬЯ – 24 ЯНВАРЯ

Этот день называли – весноуказник, потому что «Какова Аксинья – такова и весна», то есть если на Аксинью хорошая погода, то и весна будет красная. Но плохо, если метель в этот день дорогу переметает, говорили, корм подметает.

В тех численниках, где пропускали предыдущий день, Аксинью называли – полузимница, полухлебница. Озимое зерно пролежало в земле половину срока до всхода, да и старого хлеба половина съедено, а также половина сроку осталось до нового хлеба. Наблюдательные старики говорили: «Вот-те Аксинья-полузимница», «Коли до Аксиньи-полухлебницы жита хватит, то до новин станет половина, а до корма треть».

На Анисью в южнорусских областях гадали об урожае. На ночь ставили четверик ржи и утром смотрели: если ржи казалось больше, думали, будет урожай; если меньше – урожая не ждали.

Рождённая в этот день спешила вынести на Божий свет, на солнечный припек одежды, что понадобятся Масленицу встречать. На солнечном припеке одежда дух вешний перенимала.

ЗИМОУКАЗЧИК, ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ – 25 ЯНВАРЯ

Указание погоды на следующую зиму. Ну-ка, запомни: «Каков день с утра, такова будет первая половина следующей зимы. А погода с полудня до вечера предвещает вторую её половину». Мало предвосхитить грядущую весну и лето, заглянем-ка сразу на год вперед – пособи, святой Григорий! Аксинья Григория торопит, чтобы весну не упустил, солнышко на крыши посадил.

В этот день было принято вспоминать о добрых делах и о людях, их свершивших. Крестьяне в этот день старались сделать как можно больше хорошего, чтобы в новую весну войти с добром. О совершённых добрых делах рассказывать не полагалось. Считали, что Господь и так всё видит и в нужное время всем воздаст по заслугам. А похваляться перед людьми – грех. К тому же можно себя сглазить и накликать несчастье на свою семью.

ЗАМЕТУХА, ФЁДОР СТУДИТ – 26 ЯНВАРЯ

Кольнет мороз и отскочит, затаится в крепях таежных за колодиной, в поле за сугробами. Воет по-волчьи ветер, шатая деревья перелеска, мигают в острастку колючим блеском звёзды. Мороз улучил-таки время, набросился: трещит от стужи изба, оседает, в хлевах там и тут забелели морозные «зайчики»....

Катали в этот день по блюду горох. Узнавали: какова будет заметуха (метель), щедра ли на снега? По звукам, издаваемым катающимися горошинами, угадывали крестьяне силу предстоящих снежных вихрей. Коли звуки были тихи, это означало, что метель благодатно будет кружить над огородами, над полями и что уляжется на землю глубокими снегами. А коль горошины звонко катались по блюду – жди мороза после весенней оттепели, вредного для урожая.

Заметухе крестьяне оказывали почтение. Рожденному в этот день варили кашу гороховую, веря, что станет он таким же крепким и стойким как горох. Ведь ежели тот и пролежит в закромах век, и то с ним ничего не случится, брось его в воду – и он накормит всех!

 
jasperДата: Суббота, 26.01.2013, 15:45 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 3661
Репутация: 0
Статус: Offline
ЗЛАТОУСТЬЕВ ОГОНЬ, ИОАН ЗЛАТОУСТ – 27 ЯНВАРЯ

В этот день было принято чтить печной огонь, который выступал как заместитель живительного солнечного света в зимнее время. Делалось это для того, чтобы призвать в дом здоровье и достаток, а на поля – плодородие. Наслушивают огонь. Если в этот день без разбора знобит, в квашне спорынью унимает, то большуха русскую печь топит так, чтобы, когда поленья огнём занимаются, золотым бы устье печи казалось. Заговаривают на избу и на себя.

Заговор на избу и семью: «Матушка печенька, не дай избе озябнуть! Шесточные обметалочки, ухваты и кочерги, загнетки и вьюшки в справности держи. Как золе на поду не избыть пылу, так и нам, тобою привечаемых, на людском толоку не избыть бы тепла-живота.»

Заговор на себя: «Матушка печёнька, зяблость с мово тела сыми, шесточной ометалочкой поты мытарные с мово тела сгони. Как золе на поду не избыть пылу, так и мне на людском толоку не избыть бы тепла-живота.»

Иоанн Златоуст слыл в народе покровителем сельского священства. Деревня почитала пастыря. Но и доставалось стяжателям в рясе от сельской молвы. Сказки о попах, солёные побасенки, бывальщины – всё о них, куда денешься!

КУДЕСЫ ДОМОВОГО, ЕФРЕМ СИРИН – 28 ЯНВАРЯ

Кудесы – день угощения домового. В старину день посвящался «униманию домового», который буйствует и проказничает. В этот день нельзя убивать в доме никаких насекомых: ни клопов, ни сверчков, ни тараканов, не то домовой обидится.

Крестьяне были уверены, что болезни и несчастья, появляющиеся с этого дня, происходят от лихого домового. Колдуны и знахари уверяли, что домового можно унять кудесами; а чтобы его всегда держать в смирении, то нужно ставить на ночь гостинцы. Кудесы, унимающие лихого домового, заключаются в следующем: колдун, призванный во двор, ровно в полночь зарезал петуха, выпускал кровь его на голик (веник). Этим голиком выметал все углы в избе и во дворе, вместе с причитанием разных заговоров. Все это совершалось до пения последних петухов.

Давным-давно, когда на Руси было глухо и темно, поставили свою избу наши прародители. И говорили они друг с другом тихо, ласково, боясь потерять друг друга и то зыбкое трепетное тепло, которое они сумели обрести. Из ласковости, добра, заботы зародилось нечто, исполненное доброго духа. Затем у наших прародителей появились дети, которые любили друг друга, не обижали слабых, живя пол слову и совету старших. Нечто тоже мало-помалу развилось, из чистых помыслов, из труда, укрепляющего жизнь. И было это нечто названо Домовым.

И народное поверье гласит, что домовой – это добрый дух дома, хранитель в ночи хлебного духа в печи, ревнитель: справно ли хозяйка дом обихаживает, межу подлаживает, деток поднимает, заветы старины соблюдает?

По старинным поверьям, в доме браниться – не только глотку драть, но и всякое худо к дому привлекать, брань разрушительно бьёт по домашнему ладу. А чёрные страхи тут как тут – покоряют душу ребёнка, горестью клонят стариков к земельке. И убывает, что солнца, в дому здоровья, а злоба над душами тех, кто бранится, крутится и в дому ещё более того накапливается. В дому ругаться – своих дедов тревожить. Мы не видим и видеть нам не дано, как во время ссор нечистая сила вьёт гнездо под матицей, выводит уродливых отродьев – деток своих.

Каждому роду с начала его основания сопутсвует добрый дух дома. Он ведь и был сотворён из чистой любви, из светлых помыслов, из добрых слов.

В старину, когда наши предки оставляли дом, то просили: «Батюшко домовой, кланяемся тебе низехонько, собрали мы своё житьё-бытьё на новое место, так и тебя просим, пойдём с нами.»

На ночь большуха выставляла на загнетку горшок каши. Да уголья подгребала, чтобы не остудилась каша та, не осела на дно. Больно охоч до доброй каши домовой. И с молочной пенкой пшённую любит он, и на меду утваренную ячменную. И овсянную с маслом, сказывали, не обойдёт.

Ещё живы поверья, когда, бывало, батюшка домовой, если, мол, хозяйка чем-нибудь ему не угождала, ходил по дому сердтым. То ведро опрокинет с водой, а то набедокурит – напустит в чугун всякого сору, разворошит загодя припасенные у печи дрова, кошку на стол загонит. А то вдруг кошка ни с того ни с сего станет на печи пищать да мяукать.
И хозяйка угомонит его, сядет на скамейку, скажет тихо:
Батюшко домовой,
хозяюшко заревой,
приди мово угощеньица откушать,
сядь рядком, поговорим ладком!
После этого домовой станет уступчив, будет хозяйке потакать, за детками приглядывать.

Ещё говорили, коли домовому не по нраву придётся кто-то, уж больно он серчает. Неприятностей всяких жди. Вот соседка придёт неопрятная, да норовит во все углы нос засунуть. За чай усядется, а с блюдца-то чашка катится, а то и запиналки ей домой поставит, на ровном месте соседку будто кто свалит. Не надобно этаку в дом звать. Домовой, он-то смекает, как худую бабу отвадить.

И ещё, ведь это правда, что когда чей-то дом сгорает, то ввечеру слышно, будто ходит по угольям человече, и плачет, и особирывает среди головешек что-то. И видели даже некоторые, как на пепелище, укрывшись тулупом, засыпал батюшко домовой.

А вот описание домового «очевидцами».
«Седой старик с непокрытой головой, одетый в длинную белую рубаху».
«Небольшой старик с длинными седыми волосами и бровями, с сердитым выражением лица, кривыми ногами, тело, кроме рук с длинными когтями и лица, покрыто шерстью белого цвета».
«Чёрный, лохматый, здоровый, как медведь, на голове шапка».
«В облике хозяина того дома, где обитает». «Может принять вид кошки, собаки, мыши, даже тени на стене».

Вечером на Ефрема Сирина кроме рассказов про домового принято было забавляться и разными прибаутками, которые особенно любили дети. Вот некоторые из них: «Сказывается сказка, разливается по печи кашка; сквозь печь капнуло, в горшок ляпнуло; течи, потечи, идёт добрый молодец из-за печи на свинье в седле, топором подпоясался, ноги за поясом; квашня старуху месит. Я ей сказал: спорынья в старуху! Она как схватит из за лопаты печь, меня печью хлесь; я побежал, через портки приступок и изорвал».
«Сказка-присказка еловая подмазка, елов приснец заломил хвостец, побежал в кустец по пироги, по шанежки, по лук, по чеснок, по рябиновый батог». «Бывало да живало кулик да журавль, они пили да ели с одного стола и спать отходили с одного крыльца. Сказка недолга баран да овца, опять с конца, – бывало да живало и т д».

Заговоры на умилостивление домового
Существовали особые заговоры на умилостивление домового. Нужно достать травы плакуна (Orchis maculata), но не с черным корнем (какой у неё бывает обыкновенно), а с белым, и привесить его себе на шёлковый пояс, потом взять озими, добытой с трёх полей, завязать ее в узелок и привязать узелок к змеиной головке, которая должна висеть на гайтане вместо креста; вложить в одно ухо клочок козьей шерсти (которую особенно уважает домовой), а в другое – последний, в порядке домашней пряжи, клочок шерсти летнины, который крестьянка бросает, когда допрядет кудель, и который следует подобрать скрытно ото всех домашних, потом переодеть сорочку на ночь, т. е. на левую сторону, взять горшовик и отправиться ночью в хлев, где, завязав глаза этим горшовиком, сложенным вчетверо, и затворив за собой дверь, сказать: «Суседушко, домоседушко, раб к тебе идёт, низко голову несёт; не томи его напрасно, а заведи с ним приятство, покажись ему в своем облике, заведи с ним дружбу да сослужи ему лёгку службу». Слова эти повторять до тех пор, пока не запоют петухи, или пока не услышишь легкого шороха в хлеву, в первом случае, вызывание должно отложить до другой ночи; во втором схватиться одной рукой за корень плакуна, а другой за змеиную головку и крепко держаться за них, что бы ни делал домовой: тогда последний покажется; если же вызывающий не успеет ухватить за гайтан и корень или выпустит их из рук, то домовой, схватив гайтан, порвёт его и змеиной головой застегает вызывающего до полусмерти.

МОРОЗОБИТНАЯ БЫЛИНКА, ГЕРАСИМ – 29 ЯНВАРЯ

Ведьмы устраивают в этот день заломы травы сухой, снегом незанесённой. Русский народ верил, что такие «закрутки», «заломы», «закручиваются» с целью причинить смерть хозяину поля или чтобы заполучить чужое хлебное зерно летом. Но к чертополоху ведьмы на полях никогда не прикоснутся, боятся его силы. Потому, чтобы не вытоптали защищающий посевы снег на поле ведь­мы, надо чертополох по углам поля воткнуть.Старики ходили в поле смотреть: не наследили там, случаем, нечистые? Ветки чертополоха в поле стерегут и зимой.

А яблоки, битые морозом ягоды рябины, калины, по народному поверью, оживляют жизнь рождённого в этот день.
 
jasperДата: Понедельник, 28.01.2013, 16:09 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 3661
Репутация: 0
Статус: Offline
ЗВЕРИНЫЙ ПРАЗДНИК, ТРИ СВЯТИТЕЛЯ – 30 ЯНВАРЯ
    
В это глухое зимнее время в лесу идут яростные схватки на выносливость, за право владеть лесными крепями. Звериный род берёт рост.

У рождённого в этот день забота о всяком лесном звере и птице. «Стану по утру, по раннему, выйду на сильный ветер, на крепкий мороз, к лесной чаще. И замкну я путь к норам, логовам, гнёздам, к урочищам благословенного зверья и благословенной птицы. Чтоб никакой ненасытный глаз не зрел бы звериного потомства.»

Было в народе такое поверье: «На трех святителей нельзя прясть». Мужчины в этот день работают «возле двора».

КОНИК, НИКИТА НОВГОРОДСКИЙ – 31 ЯНВАРЯ

Крыши домов всегда украшал конёк – символ солнца, крепкого хозяйства и мощи рода. Такой конёк оберегает дом от несчастий, пожаров и молний. Аоэтому Никите Новгородскому молятся об избавлении от пожаров и молний, ибо он «пожар града молитвами своими угаси и она много чудес творяще».

Конёк над избой – охлупень, оберегающий избу, мол, лешим облюбован. Оседлает леший конька – и шатнётся изба, худые ветра подступят ко крыльцу. Снежные заслоны подступают к стенам дома, ровняют крышу с землёй. Потому забота у Никиты за коньком приглядеть, посторожить. Конёк на крыше русской избы – это знак силы и мощи рода, его устремления к небесным пастбищам и райским кущам.
 
Форум » ВСЕВОЗМОЖНЫЕ ПОЗДРАВЛЕНИЯ » "НАРОДНЫЙ КАЛЕНДАРЬ" » Январь (Народные приметы)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

сирен